Майя Глумова
Высшая храбрость - вовремя отступить. Р. Нудельман
Разбудить Себастьяна оказалось совсем не трудно: девушка только положила руку на плечо ведьмаку, как тот мгновенно вскинулся, словно не он только что ровно дышал, уткнувшись лицом в подушку.
- У нас работа, - едва слышно произнесла она, - жду во дворе.
Вышла Наталия одна, Адриана и Ларру нигде не было видно, но она все же чувствовала чье-то присутствие, пусть и походящее на дуновение легкого ветерка – скорее иллюзия, нежели реальность. Девушка настороженно прислушалась, незаметно огляделась, прислушалась к ощущениям, но сила Хранительницы не пробуждалась, а значит, кто бы ни смотрел на нее из темноты, он (или она?) опасен не был.
«Кто здесь? Говорите скорее, у нас нет времени»
- Время? У тебя его сколько угодно.
Из темноты появилась прозрачная женская фигура, свет пронизывал ее насквозь, странно преломляясь, словно застревал в неизвестно где скрытой призме. Упавший с ветки рано иссохший листик, прежде подхваченный ветром, застыл словно бы в стоп-кадре на видео, так и не коснувшись даже ночами пышущей жаром земли (впрочем, даже несмотря на духоту, по телу девушки пробежали мурашки).
- Ты не враг, а то сила рванулась бы наружу, но могу ли я считать тебя другом?
- Я не добро и не зло, я только сила… можешь называть меня Гайя, ты же любишь эллинов.
Гайя… то же самое, что и Гея – древнейшая греческая богиня земли, жена Урана и мать Кроноса, свергнувшего отца… так написано в мифологии, но это не более чем сказки, а сейчас перед девушкой явно было воплощение Земли. Хм, а можно ли назвать воплощением бесплотный дух?
- Чего ты хочешь от меня?
- Возьми меня с собой, я бы хотела помочь. Мне не очень нравится то, что происходит.
- Да я бы на твоем месте рвала и метала, - честно отозвалась Хранительница, открывая сознание.
В мгновения ока древний дух оказался внутри ее тела, не посягая при этом на управление им – Ната понимала, что временно ей придется побыть двоедушницей. Время возобновило ход, и к ней подошла Анна.
«Это было статио, прости, что не предупредила – времени не было. Мы с Натэллой и Ги отправляемся назад по оси времени, искать переломный момент, а вам явно придется идти в будущее. Тэль сказала, что это испытание для тебя»
«Ладно, главное результат, а процесс мы как-нибудь протерпим», - Наталия улыбнулась, на пару секунд став очень красивой – даже при совершенно обычной внешности улыбалась она как никто.
Анна мягко кивнула и отступила туда, где под фонарем сидела огромная собака, а в воздухе посверкивал серебряный шарик. Первый отряд исчез с глаз.
- С нами кто-то еще? – спросил незаметно подошедший Себастьян.
Мотоцикл ведьмак оставил в гараже, а вот птичка на его плече сидела.
Из темноты выступили Странник и ангел – ведьмак отпрянул, на кончиках его пальцев сформировались стразу два заклинания: в правой руке копье, в левой, выставленной ладонью вперед, силовой щит. Адриан глянул снисходительно, одним легким движением идеальной брови ликвидировав оба заклинания.
- Приготовьтесь, вас могут ждать не очень приятные ощущения, - напутствовал он, - глаза закрыть, дышать ровно, руки к ушам.
Инструкции походили на правила поведения на центрифуге, если укачает, так что Наталия особенно не удивилась, она только чуть опустила голову и разомкнула губы – сразу после этого гравитация вокруг принялась сходить с ума, равно как и сенсорные органы вкупе с вестибулярным аппаратом, утверждающим, что под ногами нет опоры. Откуда-то из глубин подсознания вырвался мощный рев гитар и сильны голос Кипелова:
- Солнце чертит круг и снова
За спиною, как часовой —
Чуть короче жизнь и чуть длиннее тень.
Но ответить не готово
Небо над моей головой —
Для чего я здесь считаю каждый день.
Ждет, когда я крикну, выплесну боль,
И станет моим проклятьем вечный город.
Здесь меня никто не слышит —
Деньги, кровь, гордыня и спесь
Держат на себе величье этих стен.
Почему вдруг вспомнился именно «Вавилон», текста которого она в обычном состоянии почти не помнила, только рокот красивой, но тяжелой музыки? Помнится, девушка подумала, что вот он – гимн современной ей Москвы. Музыкальный слух и хорошая память сыграли сейчас злую шутку.
Чьи-то мягкие сильные руки взяли ее за запястья, отводя собственные ладони от ушей.
- Можно смотреть, все позади…
В голове еще гремели последние аккорды, в ушах стоял перекрывающий их звон, зрение ощутимо поплыло, воспринимая окружающее пятнами. Наконец Ната проморгалась и смогла нормально оценить представшую ей картину.
Тот самый зал, что она много раз видела во сне, Дэйв, привязанный или прикованный, с пальцами на той самой синей трубке… и невидимый глазу, но отчетливо пульсирующий портал. Вздрогнув, ночной визитер застучал по трубке, а на дисплее заплясали буквы:» Закрой портал, Хранитель, ты знаешь, как сделать это, барьер надо восстановить. Здесь его восстановление отразится на всех слоях времени и пространства, но Ар будет отрезан».
- Ты поняла? – Адриан отправился на помощь Дэйву. – Действуй!
- Вы с ума сошли! Мне инструкции по ремонту никто не дал!
Вот как латать реальность, если ты не демиург?
«Не волнуйся. Соберись – ты недооценила силу той музыки, что любила всегда, вложи мою силу в стихи – свои или чужие, это совершенно безразлично»
«Гайя?»
«Слушайся меня»
Легко сказать – слушайся и читай стихи! Тоже мне, муж ведьмы зубоскала Белянина!
- Мужики, - девушка сделала глубокий вдох, - если что, вы потянете время?
- Для того мы и здесь, - успокоил ее Адриан.
Нужны ли для стихотворного заклинания только слова, или еще и музыка? Вспомнить-то можно, но у Кипелова песни ближе к темным, у любимой с детства «Машины времени», чей репертуар наизусть, они умные, но без лишнего оптимизма. Остается группа «Секрет», с ее всегда светлыми и добрыми песнями, за редчайшим исключением в виде нескольких поучительных.
Девушка закрыла глаза, призывая силу и стараясь понять, как правильно вплести ее в рисунок слов и музыке, залатывая таким образом брешь.
Тексты не очень подходили, но слух и память не подведут.
Вдохнуть поглубже, пусть сквозь тело струиться сила Земли.
- Ритмы предместий, улиц оркестры
В мире огромном всюду слышны.
Песни протеста, песни протеста,
Песни протеста против войны.
Почему в итоге на ум пришла песня группы Стаса Намина сообразилось вмиг – дружба народов, взаимная выручка, защита от врагов… да, самой такие стихи нипочем не создать, да и написано это было, судя по всему, еще до изменения реальности. Голос певицы был не идеален с точки зрения строгого разбора, но голоса современной эстрады еще хуже, а песня шла из сердца, а потому была прекрасна. У стоящего рядом ведьмака даже сердце забилось чаще… или это случайно задела его рванувшаяся на свободу сила?
- Злобе не место, горю не место,
Мы - дети солнца, дети весны,
Слушай, планета, песни протеста
Песни протеста против войны.
«Молодец, ты нашла верный тон. Потом мне нужно будет воплотиться, не оставаться же с тобой»
Поддержка Гайи оказалась весьма своевременной, причем настолько ненавязчивой, что ритм даже не сбился.
- Солнце приветствуй, звезды приветствуй,
В мирное небо мы влюблены.
Нынче мы сами - песни протеста,
Песни протеста против войны.

Дружные песни громче орудий,
Дружные звёзды в небе взойдут.
Дружные песни, дружные люди,
Дружные люди Землю спасут.
Едва отзвучало последнее слово, барьер заискрился прямо под закрытыми веками – пронесшаяся по нему сила восстановила все; но одновременно Хранительница почувствовала опасность.
- Нас засекли, - подтвердил ее опасения Себастьян.

@темы: Анна Серебряная, Странники, книга