Майя Глумова
Высшая храбрость - вовремя отступить. Р. Нудельман
ЧП случилось в середине рабочего дня на моей второй неделе стажировки.
Рядом с космической станцией "Род" неожиданно образовался локальный пространственно-временной разлом, заткнуть которые специалистам раз плюнуть, но на сей раз облажалась автоматика, опустив защиту на долю секунды позже - и этого хватил.
Свет замигал, металлический голос компьютера (когда нужны все ресурсы, искину не до имитации личности) возвестил:
- Тревога! Посторонний! Тревога! Посторонний!
Хакеры схватились за лучеметы, мы же с Дексом, как несовершеннолетние и не имеющие права на оружие, мгновенно рванули к укрытию, где совершенно неожиданно с оным посторонним и пересеклись. Возмутителем спокойствия оказался высокий мужчина лет ориентировочно тридцати, сложенный примерно как мой папа, но более худощавый (мелькнула тайная гордость за папочкины рельефные мышцы), однако едва ли он слабее. Короткие темные волосы, темные футболка и брюки, красавцем не назовешь, но точно не урод. Большего разобрать не удалось, ведь Декстер задвинул меня за спину.
Я приобняла Декстера поперек груди, успокаивая:
- Он не агрессивный, давай спросим, что ему нужно...
Вот это надо было видеть! Разглядев мое кольцо эмиссара Странников - подарок Гиацинта - неизвестный тотчас бухнулся на колени, затем поклонился немного на индийский манер (лбом в пол) и четко, но непонятно заговорил на каком-то незнакомом певучем языке. Я обалдело размышляла, что же тут можно предпринять, тамплиер и вовсе застыл.
Киберпереводчик класса "толмас" у нас был, но посредственный, так что пришлось читать.
"Милая девочка, знак Стражей миров на твоем пальце говорит, что ты не враг. Прошу помощи у тебя и милости у других. Не разрушайте меня". Не разрушайте?! С ума сойти!
Мою догадку почти тотчас подтвердил искин: этот парень киборг, причем киборг очень хороший, примерно уровня няней на Станиславе, которые уступают людям только в эмоциональном плане, и то не всегда, а в остальном превосходят. Признаюсь честно, я питаю слабость к киборгам и андроидом, но если вторые просто замечательные куклы или личностные части кремнийорганических кораблей, то первые уже давно полноправные члены станиславского общества наравне с синтехомо (им подсаживают гены животных при создании, превращая в "нюхачей", "слухачей" и "смотрящих"). Если роботов обижали, то не от большого ума, а задирать киборгов с их силой и скоростью не рисковали вовсе.
Этого явно создали как раба, из манер видно, вот только отчего он так по-собачьи предан Странникам? Мне рассказывали грязные и отвратительные истории об отступниках, считающих представителей младших рас не более, чем игрушками, но чтобы так явно - извините, нет!
Как эмпат, я знала - не лжет, а потому подошла ближе и протянула ему руку.
Киборг взял ее в свои, благоговейно погладил серебряный ободок, а потом прижал мою ладонь к губам, заставив покраснеть до ушей.
- Аланна?
В коридоре уже стояла мама, причем во главе отряда боевых роботв из охраны. Мгновенно и безошибочно оценив обстановку, она сделала, как мы в семье говорили, "брысь", после чего подошла и молча показала уже свое кольцо, одновременно решительно поднимая киборга с колен. Он послушался.
- А теперь пошли, - мама сцапала его под руку, - хороший мальчик.
Она и сама неровно дышала к киборгам.

Киборга первым делом подключили к ментоскопу, дабы залить некоторые знания о том мире, в котором он оказался (воспоминания решили не трогать, сам потом расскажет или покажет, если захочет); попутно провели медосмотр с диагностикой, удалив заодно органическое "клеймо" из клеток крови, лишний раз подтвердившее, что он - раб. Языки решено было загрузить самые распространенные в космоколониях: русский, английский, греческий и японский. Через час он заснул, даже не дождавшись еды.
Мама, успевшая переговорить с Мейсоном Кантом, немного нервно барабанила пальцами по столу, что-то напряженно обдумывая, но вскоре сильно стукнула ладонью по столешнице, словно привлекая всеобщее внимание (Дина от неожиданности пролила кофе, вызвав ажиотаж у киберуборщиков).
- Так, - звучно сказала мама своим глубоким хрипловатым голосом, - есть предложение тебе, Декстер, взять на себя общение с пришельцем, ты же будущий контактер.
- А ну как разговаривать не захочет? - скептически спросил Декс. - Вы же знаете, миледи, я не эмиссар, а потому он не обязан мне доверять.
- А надо, чтобы доверился. На первое время Аланна с тобой пойдет, если согласна.
Под тяжелым взглядом моей матери юный оруженосец быстро сник.
Я быстро согласилась: киборга было жалко, помочь хотелось отчаянно, да и Декс успел стать мне другом, а друзей не бросают никогда; ради Хельги и Эрики я бы на Исакиевский собой залезла, хотя высоты боюсь, или в речку прыгнула, хоть плавать не умею. Нам вручили еду для гостя и выпроводили.
Проснувшийся киборг посмотрел на нас и аккуратно сел (видимо, разлеживаться при даме было моветоном); я улыбнулась:
- Вы, наверное, хотите есть? Мы все принесли.
- Благодарю, прекрасная госпожа Аланна, - ответил он на чистейшем русском языке, - я прошу стать моей хозяйкой.
- У нас нет рабов, - сказала я, - вы будете свободны... простите, ваше имя?
- У нас нет имен.
Паузу пришлось заполнять Декстеру, я онемела, не в силах такое осознать. Как можно не давать имени? С другой стороны, имен не имеют вещи; исключение составляют мамин мобильник по кличке Соловей (музыка хорошая), ее же компьютер, которого она со злости обзывает Тормоз, и искины космических кораблей. Впрочем, клички личных вещей даются, что называется, "для смеха", они же неживые. Неужели где-то есть мир, в котором киборги по статусу ниже вещей?
Поняв, что вот-вот разревусь, я извинилась и встала, сказав, что "дорогой друг Декстер" позаботится о нуждах нашего гостя, после чего вышла в коридор. Мама ожидаемо подпирала стенку.
- Мам, мы сможем ему помочь? - спросила я.
- Даже взять к себе, - ответила она, - Кант тоже любит "Через тернии к звездам".
Дальше объяснять не потребовалось.
Я задумалась, как же быть с именем. Знакомые имена к нему не липли совершенно, назвать же киборга Ний в честь Нийи вообще звучит как самый настоящий бред. Наконец я вспомнила, что Гиацинт говорил мне, что его лучшим другом в прошлой жизни был принц Золотого клана Кир, чье имя в земной жизни должно было быть (если бы не развелись родители) Курт Сикорски. Может, Куртом и назвать? Гиацинту будет приятно.
Я поймала себя на том, что снова думаю о Гиацинте. Не он ли помог несчастному киборгу? Ничего, мы его пожалеем, он больше не один, как и Гиацинт не одимн. Всем одиноким найдутся друзья и тепло.
Решив все рассказать, я вернулась к мужчинам.

@темы: Аланна, книга